Защита предпринимателей Забайкалья

Верховный суд РФ разработал механизмы, исключающие возможность уголовного преследования с целью давления на предпринимателей. Проект Постановления Пленума Верховного суда «О практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности» принят за основу, и в ближайшее время будет опубликован итоговый вариант документа. Об этом «Заб.Медиа» в пресс-службе Уполномоченного по защите прав предпринимателей в Забайкальском крае.
Бизнес-защитник Забайкалья Виктория Бессонова на различных площадках поднимала вопрос о том, что уголовное преследование предпринимателей – это одна из основных и самых сложных проблем бизнеса. Так, например, на межрегиональном совещании Уполномоченных в июле 2016 года в г. Иркутске Виктория Бессонова обратила внимание на то, что необходимо ввести понятие «преступление в сфере предпринимательской деятельности», так как суды на свое усмотрение определяют, идет ли в каждом конкретном случае речь о предпринимательской деятельности, или об «обычном» мошенничестве. А это, в свою очередь, влияет на степень ответственности и наказания. Проект постановления Пленума, наконец, вносит необходимую ясность в этот вопрос. Теперь к преступлениям в сфере предпринимательской деятельности относятся только те, которые «совершены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, а также членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо при осуществлении коммерческой организацией предпринимательской деятельности».
Нововведения обусловлены тем, что уголовный закон и деятельность правоохранительных органов оказались оторваны от экономической ситуации в стране. Согласно статистике, уровень уголовно-правового воздействия на бизнес-среду за последние годы достиг своего максимума: в 2015 году правоохранительными органами возбуждено 234 620 уголовных дел – больше, чем в любой предшествующий год. Еще 20 тыс. постановлений о возбуждении уголовных дел отменено прокуратурой. На июль 2016 года эта цифра выросла еще на 18% – только за первое полугодие возбуждено 144 570 дел. Несмотря на прямой запрет арестовывать предпринимателей до суда, число лиц, содержащихся в СИЗО по экономическим составам УК РФ, стремительно растет.
Проект категорически запрещает арест предпринимателей. И даже при наличии обстоятельств, позволяющих избрать меру пресечения в виде ареста, судам теперь рекомендовано рассматривать вопрос об избрании иной, более мягкой мерыв каждом конкретном случае. Это, несомненно, большая победа бизнес-омбудсменов, которые не раз поднимали вопрос о том, что ходатайства о заключении под стражу по преступлениям 22-ой главы УК РФ «Преступления в сфере экономической деятельности» удовлетворяются в 96% случаев и в 98% случаев эта мера продлевается. Статистика Федеральной службы исполнения наказаний гласит, что по состоянию на февраль 2016 года в СИЗО содержалось в полтора раза больше обвиняемых по «экономическим» статьям, чем в 2012 году  (6 539 человек против 3 840).
Эта проблема коснулась и забайкальского бизнеса. Так, Уполномоченный Виктория Бессонова с мая 2016 года добивается смягчения меры пресечения для одного из читинских предпринимателей, взятого под стражу в конце 2015 года. Однако до сих пор изменить позицию суда не удалось. «Полагаю, что когда есть достаточные основания применить более мягкую меру, например, домашний арест, наиболее действенной мерой с точки зрения правоохранительных органов является помещение бизнесмена под стражу и суды в абсолютном большинстве случаев удовлетворяют такие ходатайства. Последствия же для бизнеса – разрушительные. Очень надеюсь, что принятое нововведение переломит негативную тенденцию» — подчеркнула Виктория Бессонова.
Также суды, при определении виновности лица, а также законности и обоснованности возбуждения уголовного дела в «экономической сфере», будут обязаны исследовать вопрос о наличии умысла на хищение денежных средств. От этого обстоятельства зависит, в рамках какого права,  гражданского или уголовного, будет трактоваться конфликт. По мнению Виктории Бессоновой, один из важнейших пороков российского уголовного закона в том, что уголовное преследование зачастую подменяет собой рассмотрение спора в гражданском суде. Также, в случае неисполнения договорных обязательств в деле должны иметься доказательства преднамеренности, умышленности их неисполнения. При этом каждое из обстоятельств само по себе не говорит о наличии умысла, а выводы суда о виновности лица должны быть основаны на оценке всей совокупности доказательств.
В проекте нашли свое отражение предложения бизнес-омбудсменов об освобождении от уголовной ответственности тех, кто совершил преступления небольшой и средней тяжести впервые и полностью возместил ущерб. В проекте указано, что уголовное дело должно прекратиться в безусловном порядке на любой стадии уголовного процесса. При этом, даже если предприниматель уже был осужден, например за ДТП, считается что в экономическом преступлении он обвиняется впервые и его можно освободить. Этой нормой закон выделяет бизнесменов как особых субъектов уголовно-правовых отношений, нуждающихся в отдельной защите со стороны государства.
Что касается возбуждения уголовных дел, то дела по обвинениям в мошенничестве «возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего». Иными словами, нет пострадавшего – нет и дела на предпринимателя. В связи с этим законопроект предлагает сажать на срок от 5 до 10 лет тех правоохранителей, кто виновен в появлении незаконного уголовного дела, из-за которого бизнес развалился или фирма понесла большие убытки.
«Принятие этих нововведений должно изменить ситуацию с уголовным преследованием предпринимателей и „оздоровить“ бизнес-климат в целом», — считает Виктория Бессонова.